НОВОСТИ
...

«Мне надо было заработать, а куда пойдет оружие — не важно»

Опубликовано - 24-11-2016, 12:00
«Мне надо было заработать, а куда пойдет оружие — не важно»

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Павел Бедняков

В четверг в Московском окружном военном суде прошло очередное заседание по делу Хасана Закаева, которого обвиняют в причастности к захвату заложников в Театральном центре на Дубровке в 2002 году во время мюзикла «Норд-Ост». Жертвами теракта стали 130 человек. Хасан Закаев, скрывавшийся от следствия 12 лет, был задержан в 2014 году при попытке въехать в Крым с территории Украины.

Как ранее сообщали «Известия», на судебном заседании, прошедшем 22 ноября, гособвинитель прокурор Дмитрий Дядюра заявил, что в 2001–2002 годах Хасан Закаев участвовал в нескольких террористических акциях в составе бандформирования Шамиля Басаева. В 2001 году Хасан Закаев с Кавказа доставил в Москву две бомбы из пластида, которые были вмонтированы в бензобаки для легковых автомобилей. Тогда планировались два взрыва — рядом с «Макдональдсом» и Государственной думой. Однако автомобили не взорвались — пластид оказался поддельным.

В 2002 году Хасан Закаев доставил в Москву две бомбы, пояса шахидов, участвовал в закупке и доставке оружия и снаряжения для террористов, совершивших теракт во время представления мюзикла «Норд-Ост». В частности, он привез в столицу две большие бомбы из гексогена, взрывчатку, 27 поясов шахида, 15 автоматов, пистолеты, гранатомет и детонаторы. Одна из бомб взорвалась 19 октября рядом с «Макдональдсом» на улице Покрышкина — там погиб один человек, больше десяти были ранены. Вторая бомба, как и оружие, была использована во время теракта в Театральном центре 23 октября.

Гособвинитель Дмитрий Дядюра особо подчеркнул, что Хасан Закаев и его помощники «были знакомы с целями организованного сообщества под руководством Шамиля Басаева, разделял ваххабитскую идеологию». В заключение Дмитрий Дядюра заявил, что Хасан Закаев обвиняется по нескольким тяжким и особо тяжким статьям Уголовного кодекса РФ: «Участие в преступном сообществе», «Приготовление к теракту», «Пособничество в захвате заложников», «Покушение на убийство двух и более лиц», «Незаконное хранение оружия» и «Умышленное уничтожение чужого имущества».

Сам Хасан Закаев на предыдущем заседании вину признал частично. Подсудимый утверждает, что оружие в Москву привозил, но не знал, как и где оно будет использоваться.

В четверг судебное заседание началось с показаний Хасана Закаева. Обвиняемый предстал перед судом, как и в прошлый раз, в черной рубашке. Похоже, он выработал для себя определенный дреcс-код — предпочитает одежду в темных тонах. С собой Хасан Закаев принес большую папку с документами, откуда, готовясь к выступлению, достал несколько листов бумаги, где были записаны тезисы к речи.

Пострадавших в зале суда в этот раз было в два раза меньше. Если на первое заседание пришли больше 50 человек, то на этот раз — около 20. Интересы некоторых представляют адвокаты. Многим тяжело вспоминать произошедшее.

— Я и на представлении не хотела идти на второй акт, — рассказала «Известиям» бывшая заложница Ольга Черняк. — На мюзикл собиралась тщательно, в парикмахерской провела много времени. А во время представления появилось какое-то непонятное предчувствие. В антракте долго перебирала буклеты, в зал заходить не хотелось. Муж уговорил. Только сели, как на сцену вышли люди в камуфляже, начали стрелять в потолок, посыпалась штукатурка…

В начале заседания судья Михаил Кудашкин попросил пострадавших не опаздывать на судебный процессе.

— Мы все должны быть заинтересованы в том, чтобы дело быстро рассмотрели, не надо опаздывать, иначе мне придется второй раз зачитывать права — так он отреагировал на опоздание одной из потерпевших. Она не смогла вовремя найти зал заседания.

Судья зачитал права, но тут появилась еще одна опоздавшая девушка. А брат Хасана Закаева Хусейн, выступающий в качестве общественного защитника, в этот раз вообще пропустил заседание. 

— Срочно пришлось уехать, — объяснил причину отсутствия Хусейна Закаева адвокат обвиняемого Сулейман Ибрагимов. И попросил судью дополнительно допросить уже осужденных террористов — Аслана Мурдалова (приговорен в 2004 году к 20 годам лишения свободы) и братьев Алихана Межиева (приговорен в 2004 году к 22 годам) и Ахъяда Межиева (приговорен в 2004 году к 18 годам).

Сулейман Ибрагимов сказал, что их их показания могут прояснить некоторые моменты.

— Я согласен, — встав с места, подтвердил Хасан Закаев.

— Стороны не возражают, — констатировал судья, после чего перешел к допросу подсудимого.  

Закаев, которому за ограждение передали микрофон, попросил 20 минут. Как и на предыдущем заседании, он сразу отказался признавать свое участи в преступном сообществе, настаивая лишь на участии в закупке и перевозке оружия и боеприпасов. Видимо, защита посчитала, что такая установка поможет ему сократить срок. 

— Я не признаю в участии в преступном сообществе и в терроризме. Я не был осведомлен, что люди, с которыми я общался, составляют сообщество. Я не принимал участия в их работе, не был посвящен в их планы, — заявил подсудимый.

Закаев утверждает, что не знал о подготовке теракта.

— Я приобрел автомобиль «Таврия», но не знал, что он будет использоваться для терактов. Да, я перевозил боеприпасы, но не знал, что они для преступной группы. Я не могу сказать, что конкретно перевозил. Видел рукоятки пистолетов ПМ. Взрывчатки, поясов шахидов не видел, — заявил Закаев.

Он подробно рассказал, как осенью 2002 года ехал в Москву, где останавливался, где ел, с кем общался. Постарался вспомнить, о чем говорили ему чеченцы, позднее участвовавшие в теракте, как расплачивались, как он покупал для приятелей автомобиль, о том, как ему подарили мобильный телефон.

— У меня болела мать, и я был стеснен в средствах, не мог отказаться от заработка. Но тем не менее хочу еще раз сказать, что о теракте ничего не знал, — завершил свою речь Закаев.

На уточняющий вопрос Михаила Кудашкина, что именно подсудимый возил в Москву, Закаев ответил:

— Я предполагал, что огнестрельное оружие. Думал, что везу 5–6 пистолетов. Люди в Чечне тогда занимались тремя вещами: торговали машинами, продуктами и оружием, — ответил Закаев.

На замечание судьи о том, что Закаев хорошо разбирается в оружии, тот ответил: «Я две войны пережил в Чечне». И добавил, что ему нужно было заработать, а куда пойдет оружие, ему было не важно. Закаев признался, что за четыре рейса в Москву он получил в 2002 году около $4 тыс.

После окончания дачи показаний Закаевым и перерыва в заседании гособвинитель Дмитрий Дядюра перешел к опросу пострадавших. 

Справка «Известий»

Террористы под руководством Мовсара Бараева захватили Театральный центр на Дубровке, где шло представление мюзикла «Норд-Ост», 23 октября 2002 года. У них в заложниках оказалось более 900 человек. Акция была спланирована Шамилем Басаевым.

26 октября заложники были освобождены. В ходе силовой спецоперации погибло 130 заложников. Все 40 террористов, находившихся тогда в здании, были уничтожены. На свободе остается последний из подозреваемых по делу о «Норд-Осте» — Герихан Дудаев.

Преступление, за которое он разыскивается, не имеет срока давности. По делу о терактах в «Норд-Осте» и около ресторана «Макдональдса» на улице Покрышкина шесть человек получили длительные уголовные сроки.


Источник: izvestia.ru
 

 
 

 
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
 

 

Оставьте комментарий
 

 
АКТУАЛЬНО: